ЖЕСТОКОСТИ - НЕТ!

Защита животных

Новости

 

МЯСОМОЛОЧНАЯ ИНДУСТРИЯ
Производство мяса и молока скрыто от глаз людей, поэтому многие считают, что перед смертью животные живут счастливо, но это представление не соответствует действительности. Они умирают медленно и мучительно, плачут и старадают, после нанесения смертельного разреза на артериях они бьются в судорогах и умирают. Также мясная индустрия разрушает места обитания многих биологических сообществ.


ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЖИВОТНЫХ (ВИВИСЕКЦИЯ)
В исследовательских лабораториях мира ежегодно погибает несколько миллиардов животных. Они становятся объектом пыток в жестоких опытах. Делается это для медицинских и образовательных целей, а также для тестирования косметики. Но все эти, якобы благие цели, являются не более чем попыткой оправдать насилие. 
Посетите раздел кампании "За отмену вивисекции!" и "Остановите жестокость к животным в Хантингдоне" (SHAC)


КРОВАВАЯ ОДЕЖДА
Здравомыслящие люди предпочитают носить одежду из тех материалов, для которых не было убито ни одно живое существо. Тем не менее, иногда встречаются надевшие на себя шкуры, содранные с животных. До того, как стать шубой, норки, лисицы и хорьки просидели в тесных клетках с решетчатым полом и были убиты газом, ядом или высоким напряжением тока. Меховая индустрия причиняет серьезный ущерб природе. 
Посетите раздел "Кровавый бизнес Банка "Зенит"


ЖЕСТОКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
То, что люди привыкли видеть на сцене цирка или дельфинария - это результат насилия и подавления воли свободолюбивых созданий. Варварское отношение к жизни также распространенно среди охотников. Некоторые жестокие люди наслаждаются пролитием крови животных во время корриды, собачьих и петушиных боев. Другие называют спортом насилие, совершаемое для проведения бегов с участием лошадей, собак и др. животных.

 

Вегетарианское обозрение, Киев, 1910

удобно даже первые блюда готовить для меня отдельно, я заявил, что буду довольствоваться самыми простыми блюдами: крупником, картофельным супом, кашею, картофелем и т.п. и при этом не буду ни в малейшей претензии на домашних. Тогда они уступили мне окончательно и, удивительное дело, оказалось, что и вегетарианских блюд можно найти достаточное количество и готовить их не представляет особого труда.

Результаты вегетарианства скоро сказались: я стал как-то жизнерадостнее и бодрее, а мои знакомые признали, что и цвет лица у меня стал здоровее. Но больше всего я ценил то чувство душевного спокойствия, которое явилось у меня, как результат сознания, что я не мучу и не убиваю никакого живого существа. В отношении к животным я тоже заметил в себе перемену. Сколько раз, например, прежде я сравнительно равнодушно наблюдал, как купившие на базаре птиц, несли их вниз головой, держа за ноги. Теперь же при виде такой жестокости я испытывал нравственные страдания, вступался за обиженных животных, как за близких мне существ, таких беззащитных, которым в данный момент только я могу помочь. Не помочь им мне казалось недостойным моего звания человека, да еще получившего образование. Я записался ради этого в члены общества покровительства животным, вступался за мучимых животных и, случалось, даже привлекал мучителей к суду. Пусть это паллиатив, полагал я, но все же лучше хоть это, чем равнодушие к жестокости. И все-таки тяжело становится на душе когда слышишь, как люди, во всех отношениях культурные, на упрек их в мясоедении, отвечают: «прежде нужно позаботиться о людях, а потом уже о животных», забывая, что одно другому вовсе не противоречит и что, упражняя наше чувство сострадания не только на людях, но и на животных, мы в силу известного физиологического закона становимся к людям еще сострадательнее и гуманнее.

А. Георгиев

 

ВО.9-10.1910, с.60-62

По миру

Россия.

Москва. 1 декабря с.г. состоялся вечер памяти Л.Н. Толстого, устроенный Московским вегетарианским обществом. Об этом вечере газета «Русское Слово» сообщает следующее:

«Вчера в столовой вегетарианского общества, почетным членом и вдохновителем которого состоял Л.Н. Толстой, состоялось собрание, на котором друзья Толстого: И.И. Горбунов-Посадов, А.Б. Гольденвейзер и Ф.А. Страхов поделились своими воспоминаниями о покойном великом писателе. Присутствовал художник Пастернак. Предварительно память Толстого собрание почтило вставанием.

И.И. Горбунов-Посадов образным, красивым языком обрисовал чистоту души Толстого. В последние годы сквозь таявшие глаза его и тело, тонкое, как бумага, светилась одна любовь; все остатки страстей были уничтожены.

Уход из дома давно был задуман. Еще в конце 90-х годов, когда И.И. Горбунов-Посадов жил в Калуге, Лев Николаевич, посетивший его там, говорил ему:

– Моя жизнь меня мучит. Стыдно смотреть в глаза лакеям. Думаю уйти. Хочу приехать к вам в Калугу. Тут у вас так тихо и уединенно. Это будет моим первым этапом, а там у меня план...

Оратор дрогнувшим голосом читает измятый клочок бумажки. На нем он записал последние слова Толстого, которые, рыдая, передала ему Татьяна Львовна, выбежавшая из комнаты умирающего отца. Эти слова были в печати, но в вольной передаче. Толстой, говоря их, привстал