ЖЕСТОКОСТИ - НЕТ!

Защита животных

Новости

 

МЯСОМОЛОЧНАЯ ИНДУСТРИЯ
Производство мяса и молока скрыто от глаз людей, поэтому многие считают, что перед смертью животные живут счастливо, но это представление не соответствует действительности. Они умирают медленно и мучительно, плачут и старадают, после нанесения смертельного разреза на артериях они бьются в судорогах и умирают. Также мясная индустрия разрушает места обитания многих биологических сообществ.


ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЖИВОТНЫХ (ВИВИСЕКЦИЯ)
В исследовательских лабораториях мира ежегодно погибает несколько миллиардов животных. Они становятся объектом пыток в жестоких опытах. Делается это для медицинских и образовательных целей, а также для тестирования косметики. Но все эти, якобы благие цели, являются не более чем попыткой оправдать насилие. 
Посетите раздел кампании "За отмену вивисекции!" и "Остановите жестокость к животным в Хантингдоне" (SHAC)


КРОВАВАЯ ОДЕЖДА
Здравомыслящие люди предпочитают носить одежду из тех материалов, для которых не было убито ни одно живое существо. Тем не менее, иногда встречаются надевшие на себя шкуры, содранные с животных. До того, как стать шубой, норки, лисицы и хорьки просидели в тесных клетках с решетчатым полом и были убиты газом, ядом или высоким напряжением тока. Меховая индустрия причиняет серьезный ущерб природе. 
Посетите раздел "Кровавый бизнес Банка "Зенит"


ЖЕСТОКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
То, что люди привыкли видеть на сцене цирка или дельфинария - это результат насилия и подавления воли свободолюбивых созданий. Варварское отношение к жизни также распространенно среди охотников. Некоторые жестокие люди наслаждаются пролитием крови животных во время корриды, собачьих и петушиных боев. Другие называют спортом насилие, совершаемое для проведения бегов с участием лошадей, собак и др. животных.

 

Вегетарианское обозрение, Киев, 1910

Вегетарианское обозрение, Киев, 1910 г.

А потом ничего; подошли, посмотрели, потрогали глубоко сидящую лучину. Да и к крови привыкли, не отвертывались.

Учитель был очень рад. Говорил, что сегодня он хорошо пообедает: этого стервеца он столько кормил овсом. И нас на радостях отпустил тут же домой.

Очень славный был, очень простой человек.

Александр Галунов

 

ВО.9-10.1910, с.57-60

Почему я стал вегетарианцем?

В детстве я, как многие другие дети, случалось, бывал жесток к животным. Считая воробьев вредными птицами, я разорял их гнезда, а их птенцов разбивал о камни в топил в воде. В самый момент совершения этих поступков мне, правда, бывало немного жутко, но мысль как-то не останавливалась долго над этим, удовольствие же лазить по деревьям и крышам, отыскивая гнезда, было очень велико. Случалось выгонять из огорода свиней, уток и т.п., и я из какого-то бессознательного стремления показать свое превосходство и власть над животными, норовил непременно ударить их побольнее, при этом я постепенно приходил в ярость и уже не заботился о последствиях ударов. Однажды я увидел на берегу реки отдыхавшее стадо уток, во мне явилось желание испытать меткость своей руки и я запустил в уток палкою, чтобы согнать их на воду. Но удар неожиданно для меня оказался слишком сильным. Палка ударила одну из уток по голове и несчастная была убита наповал. Мне стало как-то неловко в душе и я искренно укорял себя в том, что, не думая о последствиях своих поступков, я лишил жизни такое грациозное молодое существо, не сделавшее мне никакого вреда. Другой раз, желая напугать собаку, подбиравшую упавшие на землю груши, я выстрелил в нее из ружья, заряженного горохом. Я полагал, что дело ограничится легкими ранами, которые навсегда отучат собаку ходить в сад. Но каков был мой ужас, когда вслед за выстрелом, собака, бывшая от меня в 10 шагах, как-то тяжело свалилась на землю, судорожно провела несколько раз лапами взад и вперед и стала неподвижна... Мне сразу стало ужасно стыдно за свою ничем неоправдываемую жестокость, жалко бедной крестьянской собаки, так трагически кончившей свою полуголодную жизнь, и я жестоко укорял себя за свою жадность собственника. После этого последнего случая я больше уже никогда не позволял себе жестокого обращения с животными... Охотится же я бросил еще задолго до этого. Кстати сказать, и охотником я был плохим, и на моей совести тяготеет лишь 4-5 случаев убийства диких уток. Начал я охотиться лет с 15 и почти исключительно из подражания взрослым, отчасти же из любви к спорту. Однако при виде охотничьих трофеев у моего отца и брата, в виде диких уток, курочек и бекасов с разбитыми головами, перебитыми ногами и крыльями, с запекшейся в ранах кровью, у меня мелькала часто мысль: «А ведь им было больно, когда их убивали, наверно им очень хотелось жить, зачем же было их убивать?». Но я скорее спешил перейти к другим мыслям, считая, что институт охоты, при современном мясоедении, учреждение, освященное веками и необходимое в целях экономических и гигиенических (спорт). Иногда, сидя по часу и более в камышах и подстерегая какую-нибудь утку, я задавал себе вопрос: «да хорошо ли это, подстерегать из засады другое существо, менее разумное, более слабое, чем ты, рискующее попасть на твою пулю лишь из-за того, что ему необходимо утолить свой голод, как это делаешь и ты»? Но тотчас появлялась на сцену мысль, что «так делают все» и что таков уже «закон жизни» и я старался находить во всем этом вид интересного спорта – борьбы хитрости с хитростью, терпения с терпением. Казалось, что человек должен же одержать победу над неразумною тварью.

Однажды случилось мне на небольшом озере ранить дикую утку в бок. Она была еще жива и старалась всеми силами уползти в осоку. Я быстро разделся, вошел в воду и стал ее ловить. Нужно было видеть ее ужас при виде человека – ее убийцы, ее отчаянные попытки, несмотря на рану, уйти! У меня уже мелькнула мысль: «не дать ли ей уйти?» Но чисто