ЖЕСТОКОСТИ - НЕТ!

Защита животных

Новости

 

МЯСОМОЛОЧНАЯ ИНДУСТРИЯ
Производство мяса и молока скрыто от глаз людей, поэтому многие считают, что перед смертью животные живут счастливо, но это представление не соответствует действительности. Они умирают медленно и мучительно, плачут и старадают, после нанесения смертельного разреза на артериях они бьются в судорогах и умирают. Также мясная индустрия разрушает места обитания многих биологических сообществ.


ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЖИВОТНЫХ (ВИВИСЕКЦИЯ)
В исследовательских лабораториях мира ежегодно погибает несколько миллиардов животных. Они становятся объектом пыток в жестоких опытах. Делается это для медицинских и образовательных целей, а также для тестирования косметики. Но все эти, якобы благие цели, являются не более чем попыткой оправдать насилие. 
Посетите раздел кампании "За отмену вивисекции!" и "Остановите жестокость к животным в Хантингдоне" (SHAC)


КРОВАВАЯ ОДЕЖДА
Здравомыслящие люди предпочитают носить одежду из тех материалов, для которых не было убито ни одно живое существо. Тем не менее, иногда встречаются надевшие на себя шкуры, содранные с животных. До того, как стать шубой, норки, лисицы и хорьки просидели в тесных клетках с решетчатым полом и были убиты газом, ядом или высоким напряжением тока. Меховая индустрия причиняет серьезный ущерб природе. 
Посетите раздел "Кровавый бизнес Банка "Зенит"


ЖЕСТОКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
То, что люди привыкли видеть на сцене цирка или дельфинария - это результат насилия и подавления воли свободолюбивых созданий. Варварское отношение к жизни также распространенно среди охотников. Некоторые жестокие люди наслаждаются пролитием крови животных во время корриды, собачьих и петушиных боев. Другие называют спортом насилие, совершаемое для проведения бегов с участием лошадей, собак и др. животных.

 

Поиск на сайте

Вегетарианское обозрение, Киев, 1910

были сделаны до сих пор в России в небольшом количестве, да и шагнуть мы не успели далеко...

И автор поэтому глубоко прав, когда он требует быстрее подниматься на следующие ступени и вникнуть в то зло, участниками которого мы являемся.

Нужно действительно сознать, что одно вегетарианство недостаточно для исцеления всех тех социальных мучительных нарывов, увеличивающихся е каждым днем.

И так именно понимают вегетарианство сознательные приверженцы его, и если, несмотря на это ясное сознание, мы все еще стоим на одной только «первой ступени», не подымаемся выше, значит нет еще нужных сил для дальнейших шагов.

Я не стану теперь касаться той «задачи» и выполнения ее, которую предлагает автор, хочу сказать еще несколько слов о вегетарианцах и вегетарианстве.

Делать «тщательное различение» между вегетарианцами этическими и гигиеническими, по-моему, не может входить в задачи вегетарианства. В истории интернационального вегетарианского движения мы находим целый ряд фактов, доказывающих, что люди, примкнувшие к вегетарианству с гигиенической точки зрения, глубоко проникались впоследствии и его этической стороной, и становились горячими приверженцами нашей идеи. Подобные факты часто повторяются и теперь, и не нам, стремящимся к единению, устанавливать какие бы то ни было разграничения.

Помню, при первой встрече с Евгением Лозинским, мы разговорились о малютке-вегетарианке, Мируше Наживиной, ее жизни, ее чуткости и любви ко всему живому... И оба, не зная ее, долго говорили об этом милом умершем ребенке, выросшем в такой хорошей вегетарианской среде...

Нечто «мирушенское» есть в вегетарианстве и вот почему тянутся беспрерывно к этой идее маленькие ручки невинных детей, добрые сердца молодежи, и лучшие чувства взрослых людей.

И если в нашей среде часто встречаются отрицательные типы, если в наш храм проникли торгаши, то не храм в этом повинен.

Идея вегетарианства, стремящаяся к человечности, к любви ко всему живому, к оздоровлению тела и души, останется для нас, вегетарианцев, яркой путеводной звездочкой, и если вдали заблестит новая звезда, новый свет, и ноги окажутся в состоянии пойти за ним, мы бодро и радостно пойдем ему навстречу, твердо сознавая, что чем больше света, тем менее тьмы.

Иосиф Перпер

 

ВО.9-10.1910, с.54

Что прежде?

– Мяса не едят, а людей едят, если не в прямом, то в переносном смысле! Нет, уж коли отказываться от поедания живых существ, то начинали бы с людей, а не с животных! Ведь человек-то человеку ближе, нежели животное!

Эти слова представляют из себя одно из обычных возражений против вегетарианства. И действительно, на первый взгляд это возражение кажется вполне основательным, потому что как никак, а человек человеку ближе, нежели животное. А стало быть, с человека надо бы и начинать дело воздержания от «поедания» подобных себе существ.

Но на самом деле, если мы вникнем в дело глубже, то увидим, что это возражение было бы основательно при том лишь условии, если бы отношения человека к человеку были совершенно подобны отношениям человека к животным. Но так как мы знаем, что этого нет и