ЖЕСТОКОСТИ - НЕТ!

Защита животных

Новости

 

МЯСОМОЛОЧНАЯ ИНДУСТРИЯ
Производство мяса и молока скрыто от глаз людей, поэтому многие считают, что перед смертью животные живут счастливо, но это представление не соответствует действительности. Они умирают медленно и мучительно, плачут и старадают, после нанесения смертельного разреза на артериях они бьются в судорогах и умирают. Также мясная индустрия разрушает места обитания многих биологических сообществ.


ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЖИВОТНЫХ (ВИВИСЕКЦИЯ)
В исследовательских лабораториях мира ежегодно погибает несколько миллиардов животных. Они становятся объектом пыток в жестоких опытах. Делается это для медицинских и образовательных целей, а также для тестирования косметики. Но все эти, якобы благие цели, являются не более чем попыткой оправдать насилие. 
Посетите раздел кампании "За отмену вивисекции!" и "Остановите жестокость к животным в Хантингдоне" (SHAC)


КРОВАВАЯ ОДЕЖДА
Здравомыслящие люди предпочитают носить одежду из тех материалов, для которых не было убито ни одно живое существо. Тем не менее, иногда встречаются надевшие на себя шкуры, содранные с животных. До того, как стать шубой, норки, лисицы и хорьки просидели в тесных клетках с решетчатым полом и были убиты газом, ядом или высоким напряжением тока. Меховая индустрия причиняет серьезный ущерб природе. 
Посетите раздел "Кровавый бизнес Банка "Зенит"


ЖЕСТОКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
То, что люди привыкли видеть на сцене цирка или дельфинария - это результат насилия и подавления воли свободолюбивых созданий. Варварское отношение к жизни также распространенно среди охотников. Некоторые жестокие люди наслаждаются пролитием крови животных во время корриды, собачьих и петушиных боев. Другие называют спортом насилие, совершаемое для проведения бегов с участием лошадей, собак и др. животных.

 

Поиск на сайте

Вегетарианское обозрение, Киев, 1910

В чем же причина этого роста? Откуда взялась эта живучесть, это долголетие, конца которого и не предвидеть? Я вновь говорю – в ней самой, т.е. в сущности вегетарианства. Никогда вегетарианство не было одним только желудочным вопросом. Уже при своем возникновении (родоначальником вегетарианской идеи является греческий философ Пифагор, живший в 570 – 470 г.г. до Р.X. и основавший первое вегетарианское общество в городе Кротоне, известное под именем «Общины Пифагорейцев») вегетарианская идея носит духовный характер; как известно, в ее первоначальной основе легло учение о метемпсихозе или переселении душ[1]. Неоплатоники Александрийской школы и другие философы того времени и позднейших периодов также видели в вегетарианстве идею, дающую возможность сохранить «здоровье души и тела».

Начиная с самих ранних веков, по настоящее время в вегетарианстве всегда видели эти два основных начала, которые в течение целого ряда столетий так переплелись, так тесно срослись в одно целое, что трудно отделить их друг от друга, невозможно представить себе одно без другого.

И современное вегетарианское движение, несмотря на «железные рамки современного классового строя» сохранило эти обе основы. Правда, моральное значение вегетарианской идеи не достигло той глубины, того размаха, которого желал бы автор «Вегетарианства и антропофагии» и многие другие, но верно и то, что вегетарианство и в настоящее время имеет не одно «лишь медицинское» значение, а и нравственное.

И не интерес «состояния желудков» вызывает те драмы, которые бывали и бывают, и ту борьбу за вегетарианство в семьях и обществах, свидетелями которой мы так часто являемся.

«Мы хорошо знаем – писал я в статье «Наши цели», – как невинные малютки, следуя своему природному инстинкту, с отвращением отворачиваются от убоины и кусков трупов, мы знаем трагедии этих детских душ, в которых чувство сострадания так глубоко, что при одном виде этой мертвечины у них слезы протеста навертываются на глаза». Работая 7 лет на вегетарианском поприще, я часто бывал свидетелем не одних только детских трагедий, а трагедий и борьбы взрослых: юношей и девушек, жен, мужей, отцов и матерей... И все это было вызвано в большинстве случаев переходом к вегетарианству из этических оснований.

И я думаю, что автор неправ, когда говорит, что «современный типичный вегетарианец – это людоед, испортивший свой желудок» и т.д.

Но если это действительно так, т.е. что этическое начало играет известную и крупную роль в вегетарианстве, то почему же оно не применяется в такой же степени и силе к окружающим нас людям?

На этот вопрос ответил тот же автор, говоря, что легче питаться безубойной пищей, «чем отречься от убойного питания своими ближними»... И он в этом отношении совершенно прав. Отношения, установившиеся между нами и животными совсем не те, что между людьми: первые – проще, вторые – сложнее[2]. А так как человеку, как и всякому другому сознательному существу свойственно взяться за то, что легче, что скорее ему дается, то от этого и происходит то явление, что вегетарианцы, как вообще и остальные люди в мире, исповедующие разные идеи, являются людоедами в переносном смысле. Можно ли вегетарианцев поэтому назвать «двуликими янусами?». Я говорю, что нет.

Недаром творец нашей вегетарианской библии, Лев Николаевич Толстой, назвал ее «Первой ступенью». Именно, «первая ступень», первый маленький шаг в мир лучшего, требующий, конечно, и дальнейших шагов.

И дальнейшие шаги делались. Многие из вегетарианцев поселились на земле, стали лично обрабатывать ее и вообще стремиться жить трудами рук своих. Правда, все эти попытки