ЖЕСТОКОСТИ - НЕТ!

Защита животных

Новости

 

МЯСОМОЛОЧНАЯ ИНДУСТРИЯ
Производство мяса и молока скрыто от глаз людей, поэтому многие считают, что перед смертью животные живут счастливо, но это представление не соответствует действительности. Они умирают медленно и мучительно, плачут и старадают, после нанесения смертельного разреза на артериях они бьются в судорогах и умирают. Также мясная индустрия разрушает места обитания многих биологических сообществ.


ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЖИВОТНЫХ (ВИВИСЕКЦИЯ)
В исследовательских лабораториях мира ежегодно погибает несколько миллиардов животных. Они становятся объектом пыток в жестоких опытах. Делается это для медицинских и образовательных целей, а также для тестирования косметики. Но все эти, якобы благие цели, являются не более чем попыткой оправдать насилие. 
Посетите раздел кампании "За отмену вивисекции!" и "Остановите жестокость к животным в Хантингдоне" (SHAC)


КРОВАВАЯ ОДЕЖДА
Здравомыслящие люди предпочитают носить одежду из тех материалов, для которых не было убито ни одно живое существо. Тем не менее, иногда встречаются надевшие на себя шкуры, содранные с животных. До того, как стать шубой, норки, лисицы и хорьки просидели в тесных клетках с решетчатым полом и были убиты газом, ядом или высоким напряжением тока. Меховая индустрия причиняет серьезный ущерб природе. 
Посетите раздел "Кровавый бизнес Банка "Зенит"


ЖЕСТОКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
То, что люди привыкли видеть на сцене цирка или дельфинария - это результат насилия и подавления воли свободолюбивых созданий. Варварское отношение к жизни также распространенно среди охотников. Некоторые жестокие люди наслаждаются пролитием крови животных во время корриды, собачьих и петушиных боев. Другие называют спортом насилие, совершаемое для проведения бегов с участием лошадей, собак и др. животных.

 

Поиск на сайте

Вегетарианское обозрение, Киев, 1910

– «Вот обратились бы ко мне» – говорит Софья Андреевна. «Не мало я их выходила и могла бы дать полезные сведения, как родильницам, так и кормилицам!»

Александра Львовна, Маковицкий и Гусев почти все время молчат, да и Лев Николаевич редко перебрасывается несколькими словами. Потом он встает и садится в свое кресло под большую лампу, принимаясь читать какое-то письмо, которое всех интересует. Забывшись, он на минутку опускает свою больную ногу со стула на ковер. Маковицкий вскакивает и кладет ее на стул. Лев Николаевич извиняется и благодарит.

Я встаю и раскланиваюсь с ним. Он приподнимается, протягивает мне руку, трясет мою и просто и сердечно высказывает мне свею радость и благодарность по поводу моего посещения. Я прощаюсь с остальными не менее тепло, с чувством человека, прекрасно, без тени недоразумения проведшего вечер, и выхожу. В открытое окно тянет за мною необыкновенным теплом. Гусев меня провожает донизу, и передает мне «Круге чтения» и «Учение Христа» (для детей), как подарок Льва Николаевича, а доктор, сошедший вместе с нами, выходит из своей комнаты и сует мне в карман несколько яблок.

– «На дорогу! Небось проголодаетесь!»

И мы расстаемся, как люди, понявшие и полюбившие друг друга.

И вот я опять иду по темной, бесконечной, таинственной аллее; обвеян сказкой теплой октябрьской ночи, глядящей на меня миллионами звезд, я, как будто забывшись, отсутствую и в виде сна переживаю еще раз весь вечер. Шагаю я иначе – окрепший, бодрый, как будто окрыленный, приподнятый, упоенный чарами скромно-гордого величия. Сердце бьет через край и думы, мечты и надежды роятся без конца. Пока он жив, нам нечего бояться, нечего сомневаться – всю Россию он заслонит собою, как богатырь былины, осенит он миром, как древо жизни...

Ф.Р. Герман

 

ВО.9-10.1910, с.51-54

Беседы о вегетарианстве[1]

(Ответ Евгению Лозинскому)

«Вегетарианская идея – только один ручеек, кругом же несутся более широкие и более узкие, от которых отставать не следует». Из ВО.1.1909 Наши цели

«Сознавая, что «высшая задача человека состоит в том, чтобы облегчить до наименьшего тяжесть давящей его животности», вегетарианство пролагает ему маленькую тропинку к выполнению этой задачи». Из ВО.1.1909 Что такое вегетарианство?

Когда я впервые услыхал из уст Евгения Лозинского его статью «Вегетарианство и антропофагия», мне сделалось и больно и хорошо. Больно за то, что он не совсем понял сущность вегетарианской идеи, хорошо потому, что в его статье есть много правды, искренности, несмотря на ее суровый топ.

К счастью, вегетарианская идея никогда не нуждалась и не нуждается во «взятой на прокат или нарочито изобретенной идеологии» и «фиговых листочках»: идея, существующая в течение тысячелетий, находящая во все периоды своего развитая и беспрерывного прогресса стойких борцов и искренних последователей, положивших не мало жертв за ее распространение, говорит за то, что причина ее живучести в ней самой, в том корне, побеги которого разрослись и медленно разрастаются но всему миру.



[1] Под этим общим названием мы надеемся дать в 1911 г. ряд статей сотрудников и читателей «Вегетарианского обозрения», в ответ на статью Евгения Лозинского «Вегетарианство и антропофагия». Редакция «Вегетарианского обозрения».