ЖЕСТОКОСТИ - НЕТ!

Защита животных

Новости

 

МЯСОМОЛОЧНАЯ ИНДУСТРИЯ
Производство мяса и молока скрыто от глаз людей, поэтому многие считают, что перед смертью животные живут счастливо, но это представление не соответствует действительности. Они умирают медленно и мучительно, плачут и старадают, после нанесения смертельного разреза на артериях они бьются в судорогах и умирают. Также мясная индустрия разрушает места обитания многих биологических сообществ.


ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЖИВОТНЫХ (ВИВИСЕКЦИЯ)
В исследовательских лабораториях мира ежегодно погибает несколько миллиардов животных. Они становятся объектом пыток в жестоких опытах. Делается это для медицинских и образовательных целей, а также для тестирования косметики. Но все эти, якобы благие цели, являются не более чем попыткой оправдать насилие. 
Посетите раздел кампании "За отмену вивисекции!" и "Остановите жестокость к животным в Хантингдоне" (SHAC)


КРОВАВАЯ ОДЕЖДА
Здравомыслящие люди предпочитают носить одежду из тех материалов, для которых не было убито ни одно живое существо. Тем не менее, иногда встречаются надевшие на себя шкуры, содранные с животных. До того, как стать шубой, норки, лисицы и хорьки просидели в тесных клетках с решетчатым полом и были убиты газом, ядом или высоким напряжением тока. Меховая индустрия причиняет серьезный ущерб природе. 
Посетите раздел "Кровавый бизнес Банка "Зенит"


ЖЕСТОКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
То, что люди привыкли видеть на сцене цирка или дельфинария - это результат насилия и подавления воли свободолюбивых созданий. Варварское отношение к жизни также распространенно среди охотников. Некоторые жестокие люди наслаждаются пролитием крови животных во время корриды, собачьих и петушиных боев. Другие называют спортом насилие, совершаемое для проведения бегов с участием лошадей, собак и др. животных.

 

Поиск на сайте

Вегетарианское обозрение, Киев, 1910

иногда по полугоду, и эти периоды оставили во мне столько воспоминаний, что нет возможности писать о них без выбора. Руководясь главной целью нашего журнала, я постарался припомнить только то, что может с той или другой стороны характеризовать отношение Л.Н. к вегетарианству.

В первый раз, когда я был у Л.Н. в Ясной Поляне, я ничего не знал ни о вегетарианстве, ни о вегетарианцах и с увлечением предавался охоте. В первый раз из разговора со Л.Н. я узнал, что есть такое движение и что он сам уже больше года не употребляет мясной пищи. Я его спросил, не отзывается ли это вредно на его здоровье. Он сказал:

– Нет, кроме хороших, никаких последствий я от вегетарианства не испытываю. Да и трудно есть мясо, когда нет зубов. Иногда попробуешь, возьмешь кусок, катаешь, катаешь во рту, так и выплюнешь.

Кажется, в 1889 году мы шли со Л.Н. пешком из Москвы в Ясную Поляну. Не помню, на который день, но, помнится, уже в пределах Тульской губернии, шоссе, по которому мы спускались под гору, проходило влево от какой-то деревни. Когда мы подходили к ближайшим дворам, Л.Н. сказал:

– Прошлый раз, когда мы проходили здесь с Колечкой[1], из этого двора неслись отчаянные вопли свиньи. Потом свинья вырвалась со двора, вся окровавленная, пронеслась мимо нас и побежала по полю. Вид ее был особенно ужасен потому, вероятно, что ее бесшерстая, розовая, облитая кровью кожа так напоминала зарезанного человека.

В то же наше путешествие, уже между Тулой и Ясной Поляной, мы шли по шоссе, проходившему в этом месте через овраг в лесу. Был вечер, уже темнело. Так как было начало мая, то вероятно тяга вальдшнепов в этой местности уже кончилась, но отдельные вальдшнепы еще летали и один из них налетел совсем, совсем близко на нас, но увидав нас, круто повернул, быстро замахал крыльями и скрылся за деревьями.

– Ведь вот испугался нас, – сказал Л.Н.: а по настоящему ему бы надо сесть нам на плечо и отдохнуть. Да так и будет.

Л.Н. как-то говорил, что удовольствие общения с природой, которым охотники так любят оправдывать свое жестокое занятие, не потерялось для него с вегетарианством. Он любил собирать грибы и говорил, что в поисках за ними иногда заберешься в такие уголки леса, куда никогда не заведет ружье. В отыскивании грибов ему мешала близорукость, которая, правда, со старостью проходила и глаза, как он сам говорил, приближались к нормальному зрению. Но зато у него было удивительно тонкое обоняние. Он слышал не только малейшие запахи в комнате, но и самые нежные ароматы природы. Как-то, возвратясь с прогулки, он рассказывал, что, ища грибов около одного куста орешника, он услыхал запах земляники, и не видя ягоды, стал отыскивать ее носом, как собака, руководясь то усилением, то ослаблением запаха, и наконец нашел ее в траве.

Л.Н. всегда живо интересовался сокращением человеческих потребностей и простейшим удовлетворением их. Мне как-то пришлось рассказывать ему про одного общего знакомого, который пытался жить на одном хлебе. Л.Н. очень заинтересовался этим опытом и говорил:

– Как это прекрасно! Какую бы человек приобрел свободу, если бы мог обходиться одним хлебом.

В то же приблизительно время выходила в свет книжка Оскрагелло «Природная пища человека». Л.Н. знал ее в рукописи и сочувствовал ей, но находил, что в ней есть излишние, слишком «научные» ненужности, как например, запрещение совместного употребления вареной и сырой пищи.



[1] Н.Н. Ге, сын покойного художника Н.Н. Ге.