ЖЕСТОКОСТИ - НЕТ!

Защита животных

Новости

 

МЯСОМОЛОЧНАЯ ИНДУСТРИЯ
Производство мяса и молока скрыто от глаз людей, поэтому многие считают, что перед смертью животные живут счастливо, но это представление не соответствует действительности. Они умирают медленно и мучительно, плачут и старадают, после нанесения смертельного разреза на артериях они бьются в судорогах и умирают. Также мясная индустрия разрушает места обитания многих биологических сообществ.


ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЖИВОТНЫХ (ВИВИСЕКЦИЯ)
В исследовательских лабораториях мира ежегодно погибает несколько миллиардов животных. Они становятся объектом пыток в жестоких опытах. Делается это для медицинских и образовательных целей, а также для тестирования косметики. Но все эти, якобы благие цели, являются не более чем попыткой оправдать насилие. 
Посетите раздел кампании "За отмену вивисекции!" и "Остановите жестокость к животным в Хантингдоне" (SHAC)


КРОВАВАЯ ОДЕЖДА
Здравомыслящие люди предпочитают носить одежду из тех материалов, для которых не было убито ни одно живое существо. Тем не менее, иногда встречаются надевшие на себя шкуры, содранные с животных. До того, как стать шубой, норки, лисицы и хорьки просидели в тесных клетках с решетчатым полом и были убиты газом, ядом или высоким напряжением тока. Меховая индустрия причиняет серьезный ущерб природе. 
Посетите раздел "Кровавый бизнес Банка "Зенит"


ЖЕСТОКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
То, что люди привыкли видеть на сцене цирка или дельфинария - это результат насилия и подавления воли свободолюбивых созданий. Варварское отношение к жизни также распространенно среди охотников. Некоторые жестокие люди наслаждаются пролитием крови животных во время корриды, собачьих и петушиных боев. Другие называют спортом насилие, совершаемое для проведения бегов с участием лошадей, собак и др. животных.

 

Поиск на сайте

Вегетарианское обозрение, Киев, 1910

Познавая это, надо, во-вторых, самым тщательным образом размежеваться в сознании и в своей личной жизни (например, в воспитании своих детей, во всех важнейших актах личной и семейной жизни) со всеми темными силами и традициями, как старыми, могущественными, но отживающими, так и с новыми, выступающими под разными заманчивыми покровами, но неизменно продолжающими все те же вековые заветы насилия, обмана и эксплуатации. Кроме этих двух, крайне важных, но чисто отрицательных задач, необходима, в-третьих, еще прямая борьба с вышеуказанными силами, необходима всесторонняя помощь пожираемым слоям общества в их стремлении к освобождению.

А для этого надо прежде всего выйти из своего рокового особнячества для совместных и солидарных действий. И тогда трагический вопрос о том, «куда бежать от греха», т.е. куда же именно девать свою собственную грешную особу, решается уже с совершенно другой, а именно с точки зрения холодного расчета, чисто практической целесообразности и максимальной производительности в однажды избранном направлении. Лишь с выполнением этих трех условий современный вегетарианец-антропофаг может искупить хоть до некоторой степени грехи своего каннибальского происхождения и доказать всю искренность своего противоубойного настроения. Тогда и все его вегетарианские речи и радения не будут отдавать приторным ханжеским лицемерием и в своем негодовании по поводу безобразий наших скотобоен не забудет ни на одну минуту о многочисленных других «бойнях» в современной жизни, ко всем возмутительным ужасам которых и он в большей или меньшей степени прикосновенен...

Ставлю точку, но тема сия неисчерпаема...[1]

Евгений Лозинский

 

ВО.6-7-8.1910, с.96

Собака, околевшая от страха

В лабораторию одного из профессоров парижской медицинской школы на днях была доставлена собачка для опытов.

Сидя в углу лаборатории и дрожа, всем телом, она наблюдала страшные мучения, которым подвергались другие, подобные ей собачки.

Профессор был ревностным сторонником вивисекции (производство опытов хирургического характера над живыми животными).

Дошла, наконец, очередь и до этой собачки.

Ее положили на операционный стол, связали и вдруг заметили, что собачка не движется.

Она околела от разрыва сердца...

 

ВО.9-10.1910, с.2-4

Кто он?

(светлой памяти Жизненного)

Передо мною встает образ дорого учителя - тихий, сосредоточенный, самоуверенный. Я чувствую, что он остановил на мне свой испытующий взгляд и смущаюсь и грущу... Я сознаю, что уже никогда не увижу в действительности этого взора, горящего проницательностью любви... Выдерживая его задумчивую неподвижность, я спрашиваю себя: Что он дал мне, чему



[1] Интересующихся этой темой я отсылаю к следующим моим сочинениям: 1) «Что же такое, наконец, интеллигенция». Критико-социологический опыт. СПб. 1907 г. 2) «Итоги парламентаризма». СПб. 1907 г. 3) «Итоги и перспективы рабочего движения на Западе и в России». СПб. 1909 г. и другие.