ЖЕСТОКОСТИ - НЕТ!

Защита животных

Новости

 

МЯСОМОЛОЧНАЯ ИНДУСТРИЯ
Производство мяса и молока скрыто от глаз людей, поэтому многие считают, что перед смертью животные живут счастливо, но это представление не соответствует действительности. Они умирают медленно и мучительно, плачут и старадают, после нанесения смертельного разреза на артериях они бьются в судорогах и умирают. Также мясная индустрия разрушает места обитания многих биологических сообществ.


ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЖИВОТНЫХ (ВИВИСЕКЦИЯ)
В исследовательских лабораториях мира ежегодно погибает несколько миллиардов животных. Они становятся объектом пыток в жестоких опытах. Делается это для медицинских и образовательных целей, а также для тестирования косметики. Но все эти, якобы благие цели, являются не более чем попыткой оправдать насилие. 
Посетите раздел кампании "За отмену вивисекции!" и "Остановите жестокость к животным в Хантингдоне" (SHAC)


КРОВАВАЯ ОДЕЖДА
Здравомыслящие люди предпочитают носить одежду из тех материалов, для которых не было убито ни одно живое существо. Тем не менее, иногда встречаются надевшие на себя шкуры, содранные с животных. До того, как стать шубой, норки, лисицы и хорьки просидели в тесных клетках с решетчатым полом и были убиты газом, ядом или высоким напряжением тока. Меховая индустрия причиняет серьезный ущерб природе. 
Посетите раздел "Кровавый бизнес Банка "Зенит"


ЖЕСТОКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
То, что люди привыкли видеть на сцене цирка или дельфинария - это результат насилия и подавления воли свободолюбивых созданий. Варварское отношение к жизни также распространенно среди охотников. Некоторые жестокие люди наслаждаются пролитием крови животных во время корриды, собачьих и петушиных боев. Другие называют спортом насилие, совершаемое для проведения бегов с участием лошадей, собак и др. животных.

 

Поиск на сайте

Вегетарианское обозрение, Киев, 1910

Старый Вегетарианец

 

ВО.6-7-8.1910, с.93-95

Вегетарианство и антропофагия

(Письмо в редакцию)

В 3-4 номере «Вегетарианского Обозрения» я нашел большую выдержку из моей статьи о «Нравственном начале в жизни и воспитании ребенка», напечатанной в февральской книжке журнала «Вестник воспитания» за сей год. Редакция «Вегетарианского Обозрения» перепечатала те именно места из этой статьи, которые представляют специфически интерес для последователей вегетарианского учения. К моему однако большому огорчению, я не нашел в этой перепечатке своей основной мысли по данному вопросу, без которой вся остальная перепечатанная часть способна представить в совершенно ложном свете мое принципиальное отношение к современному вегетарианскому течению в его целом. Вот это место:

«Такова в общих чертах нравственная психология ребенка в своих наиболее элементарных, зачаточных проявлениях. Тут добро и зло перемешано в самой причудливой амальгаме, где отразились тесно переплетающиеся влияния самых различных факторов. Дальнейшие судьбы этой психической амальгамы предопределяются обыкновенно железными условиями сложной социальной среды и, на первом месте, современным классовым расчленением общества. Распадение этого последнего на эксплуатирующих и эксплуатируемых, на пожирающих и пожираемых не может не отражаться на душевном росте подрастающих поколений. Трудно, крайне трудно сохранить душу живую в ребенке, выращиваемом при условии поглощения его воспитанием целого ряда чужих существований. Плоды такого рода убойного питания не могут или вряд ли могут быть парализованы даже систематическим проведением в воспитании начала «безубойного» питания в чисто вегетарианском смысле. Можно перестать питаться мясом животных и все же продолжать – самым фактом своего привилегированного существования – питаться мясом своих ближних. Впредь до осуществления того идеала, который я назвал бы социальным вегетарианством, т.е. впредь до полной отмены современных каннибальских начал жизни, все вегетарианские радения могут иметь (и имеют) почти одно лишь медицинское, но не истинно моральное значение. «Таким образом, проблема нравственного воспитания тесно связана с великой проблемой уничтожения экономической эксплуатации и социального неравенства. Само уже привилегированное положение ребенка, «гармонически» и «всесторонне» распускающегося посреди и за счет массы других безвременно увядающих младенцев, постепенное свыкание его души с данным социальным строем, растлевающая система домашних рабов, в лице разных горничных, мамок, нянек, кухарок и т.д., обреченных на пожизненный и подневольный черный физически труд, – все это даже при доброй воле воспитывающих и воспитываемых не может не отражаться самым губительным образом на нравственности. Самые лучшие моральные задатки хиреют, самые дорогие душевные сокровища мельчают и иссякают, порождая из себя лишь чахлые сентиментальные порывы да «танцующую благотворительность». (См. Вестник Воспитания 1910 г. кн. II).

После вышесказанного читателю станет ясным, что мои симпатии к вегетарианскому течению далеко не безусловны. Есть много вещей на свете, которые сами по себе могли бы быть хорошими и полезными, но, будучи втиснуты в железные рамки современного классового строя, не приносят в конечном результате ничего, кроме вреда. И странным было бы восхвалять эти вещи безотносительно к их реальному применению, т.е. не взирая на то, какой силе в действительности, а не в мечте они служат.

То или иное состояние желудков командующих классов и всего современного образованного общества (не исключая и сиятельнейшей интеллигенции), живущих хищничеством и эксплуатацией, есть дело в социальном и нравственном отношении